15:54 

Пусь висит))) что бы хоть что-то новое тут было))

KeySi
Ни дня без приключений ^-^
На самом деле мне эта история приснилась))
Когда в Питере была))
Персонажи были другими.... Эм.... Это вообще был фанфик -.-
Но идея мне понравилась)))
Так что записала)))
Было опубликовано на 1Story


На седьмой день полнолуния



Здравствуйте, дядя Джонатан. Или теперь лучше называть вас мистер Лорнов? После всего случившегося. Мы так и не успели с вами поговорить. Вначале похороны, а потом я так и не нашел в себе силы встретиться с вами лично и все рассказать. А рассказать есть что. Но я не уверен, что вы мне поверите, более того, перебирая в уме события недели полнолуния, я понимаю, что мне самому себе поверить сложно. Но все случившееся было настолько реально… Да и тело так и не нашли.
Я уже и сам не знаю, зачем пишу это письмо. Рассказать вам, как все было на самом деле или самому себе доказать, что это все же было? Что делать с письмом, верить моему рассказу или нет – решать вам. Я только надеюсь, вы не выбросите его сразу, а дочитаете до конца.

Дэниэл приехал в понедельник утром. Я так и не вышел его встречать, был занят в нашей студии, пытался смонтировать новый сюжет. Аннабель сама спустилась ко мне, напомнила, что у нас гость.
- Может, хотя бы на пять минут поднимешься, - сказала она. – Я понимаю, у вас разница в возрасте и во взглядах, но он все же твой брат, пусть и двоюродный.
- Ладно, - я оторвался от компьютера. – Но я все равно считаю, что на острове ему будет скучно.
- Кто знает, – моя жена ободряюще мне улыбнулась.
Она как никто другой знала, что с вашим сыном у меня отношения не заладились давно. Ему шестнадцать, мне двадцать пять. В его возрасте я работал, думал, где буду учиться, и вообще считал себя взрослым и ответственным человеком. Но Дэн был другим. Его не интересовал мир материальный, он не искал работу, не думал, куда будет поступать после школы. Он просто жил и наслаждался каждым днем. Просто так, не думая о последствиях. И это выводило меня из себя. Перед свадьбой я пытался с ним поговорить, но ничего хорошего из этого не вышло. Мы не поругались, но каждый остался при своем мнении и это меня задело. Я думал, что смогу его переубедить. Куда там. Удивляюсь, как вы с ним справлялись? Хотя…
Теперь возможно, понимаю. Вы просто разрешили ему жить и самому искать свой путь, а мы только учили его, делились опытом, думали старше – значит умнее.
В любом случае, в тот день особого желания общаться с вашим сыном у меня не было. Я хорошо помнил, как спокойно он меня слушал, но по его глазам я понимал, что он не согласен со мной. И никогда не согласится.
Дэн сидел на веранде и пил сок. Все тот же знакомый стиль одежды: темная футболка, потертые джинсы и побитые жизнью кроссовки. Волосы, правда, были короче, чем во время нашей последней встречи. Тогда он их спокойно в хвостик завязывал, а сейчас они едва до плеч доставали. Такие же черные, как ночное небо. А глаза светлые, сияют словно звезды.
- Привет, братец, - он улыбнулся и помахал мне. – Давно не виделись. Извини, что раньше не приезжал. Но ты далековато забрался.
- Здесь хорошо работается, – сказал я и протянул ему руку.
Он хмыкнул, но руку пожал. Это радовало. Он согласился на взрослое приветствие.
- Ну и где тебя носило весь год? – Спросил я.
- Да везде помаленьку, - Дэн пожал плечами. – Ездили в горы, потом осваивали побережья запада, немного отдыхали в Азии. А потом пришлось срочно сдавать экзамены за год, иначе директриса школы не дала бы разрешения на такую свободу действий. Так что, теперь решил отдохнуть в тишине.
- Не слишком тут для тебя тихо будет? – Аннабель подмигнула Дэну.
- Не-а, - он мотнул головой. – Скучно тем, кто не знает, чем себя занять.

На этом мы и расстались до вечера. Дэн ушел осваивать пространства дома, Аннабель готовила ужин, я опять устроился в кабинете в подвале, доделывал клип. Монтаж был не из легких, да и само видео подкачало. В редкие минуты отдыха, когда я поднимался на кухню за кофе или перекусить, я слышал, как Дэн шумел на втором этаже, где располагалась его комната. Подниматься к нему и общаться не хотелось.
Так что вновь мы смогли поговорить уже вечером, на причале. Когда ждали второго гостя. Дэнниэл вначале не особо стремился идти с нами, пока я не сказал, что приехать должен Джош. Дэн явно воодушевился. С Джошем они всегда находили общий язык, хотя мой друг и был всего на пару лет младше меня, да и принципы у нас были схожи. Оба – свободные журналисты, снимали свои небольшие ролики, выкладывали их на информационные порталы в мировой сети. Разница лишь в том, что я специализировался на документальных фильмах, из-за чего неделями мог пропадать вне острова, ставшим нашим домом. А вот Джош менял темы. Вначале зацепился за науку. Помогал исследовательским станциям с видеоотчетами. Несколько раз я видел его фамилию среди создателей довольно сильных научно-исследовательских фильмов. Потом его резко занесло в новости. Но там требовалось сдавать материалы быстро и часто, что было совсем не в характере моего друга, и Джош обратил внимание на развлекательные клипы. Полгода он жил у нас, использовал наш катер, чтобы добраться до отделенных островов Плеяды, где снимались рекламные ролики и музыкальное видео. А потом он вновь сменил направление. Случилось это совсем недавно.
Собственно приезд Джоша на остров был связан с его новыми планами. В которых, по всей видимости, и мне отводилась роль.
- Ну, привет! – Джош искренне обрадовался, увидев Дэна. – С чего вдруг в таком захолустье?
- Отдых. – Дэн тоже был рад видеть нашего общего друга. Их рукопожатия казались явно сильнее, чем наши. Задевало ли это меня? Скорее всего, нет.
Я даже не замечал, что во время нашей пешей прогулки от причала до дома Джош успел выведать у Дэна все новости из его жизни: где он был, с кем, как долго. Я же молчал.

Как вы знаете, Плеяда островов – территория спорная. Ее не раз делили между собой три ближайшие страны. В надежде на новые территории, экономически и стратегически важные объекты. В результате долгих разбирательств между собой, когда вспоминали все внешние и внутренние долги, когда поднимались все тайны руководителей стран, острова решено было оставить в покое. А вернее – продавать и сдавать в аренду, деля прибыль между странами. Воды, окружающие острова, решили оставить нейтральными. И, вопреки ожиданиям скептиков, Плеяда со временем стала одним из самых спокойных мест планеты. Покупатели (а среди них были сами страны-спорщицы, выкупившее окраинные островов под военные и научные объекты) заявили, что не позволят здесь шуметь и буянить, обеспечивая спокойствие себе и другим обитателям. Таким, как мы с женой. Выкупить остров под частное проживание оказалось пусть нелегко, но доступно, в отличие от перенаселенных мегаполисов, или тихих деревенских уголков. Постоянные соседи нас уже знали, представители военных объектов трех стран различали наши позывные, а порой и заезжали узнать, нужна ли помощь, предупреждали о тайфунах и штормах. В общем, на Плеяде установился теплый, дружеский климат, за сохранением которого следили военные от трех стран, заменившие здесь полицию и многие другие службы. Исключениями стали только острова, сдававшиеся в аренду. Но они от нас были далеко, и проблемы киностудий, научных станций и прочих временных жителей нас не касались. Зато они задевали Джоша. И как выяснилось, сильно.
- Шестнадцатый и семнадцатый острова, - Джош постучал ручкой по планшету, на котором высвечивалась карта всех островов Плеяды.
Планшет тут же отреагировал на касание к экрану и отметил два острова красными точками. Я хмыкнул. Выкупленные острова чаще всего получали названия. Вот наш, например, носил название остров Аммонитов, из-за найденного несколько лет назад пласта окаменелостей в местных возвышенностях. Часть из них мы выгодно продали, как законные владельцы земли. Но часть так и осталась достопримечательностью.
Острова не нашедшие постоянных хозяев имена не получили, и остались просто пронумерованными. И теперь, когда Джош называл нужные нам острова, это было похоже на приговор стоматолога, который уже нашел объекты для лечения или удаления.
- И что на них такого страшного? – Я пытался вспомнить, кто был последним хозяином островов, но не мог. Их слишком давно выкупали. Удаленные от основных, они чаще других страдали от непогоды.
- Новые хозяева, – Джош сел на стол. Собрался с мыслями и продолжил. – Два месяца назад острова купили. Это высветилось в реестре. Но вот деятельность на них началась только две недели назад. Зачем, спрашивается, выплачивать лишние немалые деньги за такой простой?
Я пожал плечами:
- Кто знает. Может, думали, что процесс начнется раньше?
- Какой процесс? – Джош прищурился, внимательно посмотрел на меня.
- Да любой. Строительство, съемки фильма.
- Нифига… - Джош спрыгнул со стола и вернулся к планшету. Нажал на кнопки, и карта сменилась с политической на геологическую. Сразу стало понятно, что шестнадцатый и семнадцатый острова – сплошные скалы.
- И что? Какие выводы? Ты что задумал? – Я вообще ничего не понимал.
- Ладно, скажу прямо. – Джош вздохнул. – Мне надо проследить за островами и добыть сведения о их новых хозяевах и их грузе.
- Каком грузе? – Я запутался окончательно. – Ты в детективы заделался?
- Почти, - мой друг улыбнулся. – Ты в курсе, что по договору между странами и владельцами, выкупленная территория не обследуется и не проверяется военными. Более того, можно заключить особый договор, по которому представители трех стран-владельцев станут слепы по отношению к островам на определенное время. Стоит этот договор немалые деньги. Но он позволяет стать невидимками. У владельцев островов своя радиоволна, катера с особыми номерами, сигнальные маячки, предупреждающие о том, что они сейчас «невидимки», но и они при покупке договора заключают соглашение, что не нарушают Мировой закон: не убивают, не производят или перевозят наркотики, оружие, яды… Ну ты в курсе, что там по закону. Другое дело, что все страны-совладельцы заинтересованы выведать, что же там происходит, в период «невидимости». И знаешь, кого нанимают?
- Частные сыскные фирмы… - я кивнул и постарался усидеть на стуле. Стало как-то холодновато, и я был уверен, что проблема никак не в кондиционере. Просто вдруг стало понятно, в какую игру втягивает меня Джош.
- Именно. – Тот постучал по планшету. – От вашего острова до этих двух плыть ближе всего. Плюс, ты документалист, это знают все, даже военные. Они кстати в курсе идеи, и если что – поддержат легенду, что ты, мол, не знал, поехал доснимать очередной фильм, а тут простите они, и….
- Стоп! – Вот тут я уже усидеть не смог. – Ты что за меня все решил? Военные уже в курсе! И какой еще случай, что они нас поддержат?
- Если нас поймают! – Джош внимательно на меня посмотрел, а попросил, вежливо, но настойчиво. – Сядь и дослушай до конца. По закону новые владельцы островов не могут причинить вред никому из местных, даже если они случайно оказались на их территории. Это они знают. Это знают военные. Это знаем мы. Этим мы защищены. Даже если нас поймают, нас защищает закон, а еще незнание, ну формальное незнание обстановки. Все что нам надо, подплыть поближе, заснять процесс перевоза груза, ну или другие возможные подробности, на несколько камер с тепловыми, световыми и прочими фильтрами и поплыть обратно. Не факт что нас вообще заметят. Не факт что мы вообще им на глаза попадемся. И в любом случае, в независимости от результата обещают приличную оплату. Подумай. Ты такую сумму заработаешь только за пару лет заседаний в своем кабинете и портя глаза на оцифровке и обработке видео.
С одной стороны мне хотелось дать Джошу в глаз и выставить его из дома со всеми его авантюрами и гениальными планами. Но с другой, я понимал, почему он пришел именно ко мне. Не по причине близости островов, а потому что мы хорошо друг друга знаем. И он прекрасно понимает, за какие возможности я зацеплюсь. И это отнюдь не деньги. Мне нужен был сюжет, мне нужна была идея для работы. Что-то, что оживит мою реальность.
- С чего ты взял, что они повезут груз на острова? И когда это вообще намечается? – Я посмотрел исподлобья на друга, мысленно ругая себя.
Джош воодушевился. Он уже понимал, что я согласился, не важно, сказал ли я это вслух.
- Данные от военных. Они дают владельцам острова закрытую волну завтра с полудня. К вечеру на остров прибывает первый катер, ночью – еще шесть. Под утро – все уплывают. Все катера грузовые.
Я думал. На каждом острове один причал. По карте понятно, как подплыть, как встать. Дело казалось не таким уж и сложным. Да и прикрытие у нас было. Не станут же новые владельцы островов и в самом деле нас убивать, это ж какие последствия.
- Я так понимаю, аппаратуру ты привез, – спросил я Джоша после нескольких минут молчания.
- Да. Выезжаем завтра по темноте. Твой катер более тихий, да и меньше моего, а техники на самом деле не так много.
- Сколько заплатят? – Я старался прикинуть, насколько велик риск.
Джош хмыкнул и назвал сумму. Я присвистнул. Если сомнения у меня и были, озвученная сумма их перекрыла. Полностью.

Дэниэл не знал ничего об истинной цели поездки. Мы ему точно не сказали. Аннабель, введенная в курс дела, успокоенная и убежденная, позже клялась мне, что и она не раскрывала вашему сыну наших планов. Дэн знал только версию-прикрытие - ночная съемка для нового фильма.

Утром, после объяснений с женой, после убеждений и отказов от ее помощи, после переноса вещей с катера Джоша на наш, было решено отправиться к аммонитовым залежам. Там спокойно, красиво, можно морально подготовиться, поговорить. Правда от последнего пункта пришлось отказаться – Дэн проснулся и заявил, что идет с нами. Отказывать ему не было видимых причин, пришлось принимать его в свою команду. Меня присутствие Дэна напрягало, а вот Джоша и Анну - нет. Хотя мою раздражительность можно было списать на беспокойство, по поводу будущей вылазки.
Дэниэл, словно чувствуя, что меня лучше лишний раз не трогать, общался в основном с моими спутниками. Я же постепенно оказался в стороне от болтающей троицы. Оно было и к лучшему.
Мы прошли по пляжу, и вышли к северным сопкам. Горами или скалами назвать их было сложно – высотой и крутизной вершин не вышли. Но зато море придало им необычный и неповторимый внешний вид, омывая сотни лет с севера. Собственно две сопки, настолько близко расположенные друг к другу, что напоминали двух греющихся на солнце китов, и привлекли нас с женой, когда мы только выбирали место жительства. Сопки закрывали часть острова от ветров, создавали приятные условия для жизни у самого их подножия, а после всех геологических и прочих проверок, выяснилось, что они безопасны для восхождения – внутренних пещер нет, разломов не наблюдается. Правда северные ветра и соленые волны подточили часть сопки, и несколько лет назад она осела в море, открыв пласт аммонитов и создав неглубокий грот – идеальное место для отдыха, если соблюдать все меры предосторожности.
Там мы и устроились на отдых. Джош и Дэн сразу же отправились на поиски сувениров, мы с Аннабель, устроились на камнях, тех, что остались на пляже после обвала. Обсуждать ничего не хотелось – утром и так все решили – поэтому мы и сидели в тишине, слушали, как шуршит море. А потом объявились наши кладоискатели. Дэну в поисках повезло больше.
- Глянь! – Он протянул мне круглый, сплющенный камешек чуть меньше ладони по размеру. На его поверхности четко вырисовывалась спираль из небольших ребристых чешуек. Словно ящерица уснула, уютно свернувшись, да так и застыла, обращенная в камень. На аммонит камень никак не походил.
- Драконий камень. – Анна восхищенно присвистнула и погладила находку, легко и осторожно, словно боялась.
- В смысле? – Дэн повертел камешек в руках. – Я думал просто красивый аммонит.
- Нифига, друг, – Джош хлопнул его по плечу. – Найти такой – огромная удача. По легенде, такие камни, что-то вроде сброшенной шкурки морских драконов, окаменевшей за века. Подарить не хочешь? Или обменять?
Джош хитро осмотрел на Дэна.
- Если он такой редкий, то даже не мечтай, – Дэн улыбнулся и спрятал камешек в карман куртки.
- Ну, смотри… - Джош, кажется, совсем немного расстроился. – Такие камни обладают магическими силами. Могут выполнять желания или резко менять жизнь владельцев, или…
- Хватить уже, - я оборвал Джоша. Не хватало еще, что бы он Дэну запудрил мозги своими байками. – Никакой он не магический, просто необычный и редкий.
Дэн пожал плечами, но история Джоша его явно зацепила. Парень задумчиво смотрел на морскую гладь. Я покачал головой. Еще одна дурная идея в его голове засела. Если бы я еще мог предугадать, как этот камешек все изменит.

Мы выплыли около десяти вечера. Солнце несколько минут назад полностью утонуло в море, и сумерки не были еще настолько густыми, что бы полностью полагаться на приборы. Нам сегодня лучше всего было бы верить своим чувствам, а не включать радары, и уж тем более радио. Засечь нас можно было даже по видеокамерам, так что чем меньше лишнего шума, тем лучше. Благо еще небо затянуло тучами, и полная луна, второй день висевшая над Плеядой, надежно прятала свой свет в их плотной вуали. Когда стемнело окончательно – мы уже были на полпути к островам номер шестнадцать и номер семнадцать. К шестнадцатому острову мы подплыли идеально – незаметно и бесшумно. Впрочем, островок был пуст. Даже пункты охраны не выставили. Это напрягало.
- Интересно, сколько их там, на семнадцатом? - Я всматривался в темноту, туда, где виднелись очертания соседнего острова.
- Не мало. – Джош достал камеру с тепловым спектром. Она помогла, но слабо. Сказывалось расстояние. Впрочем, стайку мелких красных точек мы все же разглядеть смогли.
- Даже не сосчитаешь, – Джош вздохнул. – Надо ближе подплывать.
Не смотря, на всю мою утреннюю решимость, сейчас плыть ближе к семнадцатому мне совсем не хотелось. Пофиг на эти деньги. В темноте все кажется более ужасным и зловещим. А я еще по природе человек осторожный. Но показывать свой страх Джошу я не собирался. Назло себе, своему беспокойству, я вывел катер ближе к острову. Мой друг полностью переключился на съемки. Иногда он шепотом комментировал увиденное.
- Три катера уже подплыли… По десятку ребят на каждом… Хотя все равно не поймешь, сколько их там точно. Носятся, что-то носятся.
Он переключал режимы камеры, брал новое оборудование, но все равно не мог сделать точных выводов.
- Надо плыть еще ближе, - наконец скомандовал он.
Я вздохнул и подчинился.

Нас поймали почти у самого острова. Небольшой катер, бесшумно выплыл из-за скалы и по закону подлости встретился с нами нос к носу. Так мы познакомились с новыми временными хозяевами семнадцатого. Хотя знакомством это было назвать сложно. Встретившие нас личности были одеты в черные водолазки, брюки и высокие ботинки. Лица наполовину закрыты широкими очками, явно со встроенными приборами ночного видения. Ясно, почему остров просто погрузили в темноту – ребята шли по приборам.
- Вы чего тут забыли? – в голосе одного из «людей в черном» не было ни злобы, ни раздражения, да вообще никаких эмоций. Если бы не постановка вопроса – подумал бы, что робот. Вот вам и выучка специалиста.
- Ничего, – Джош заулыбался, кося под дурочка, и выдавая заранее продуманную легенду. – Мы ж местные, документальщики мы. Вот думали ночью остров снять, для нового фильма. Мы ж не знали что вы тут…
- Затухни. – Парень в очках поднял руку, махнул кому-то, и к нему из темноты шагнули еще двое. И так, на катере их, как минимум, четверо. А судя по тому, что двое подошедших крутят в руках что-то сильно напоминающее пистолеты… Не сбежим.
- Ребят, мы ж мирные, - Джош тоже заметил подозрительно опасные предметы в руках новых знакомых. – Сейчас уплывем…
- К причалу рули. – Парень в очках явно не собирался спорить и обсуждать ситуацию. Наша история его не впечатлила.
- Слушай, может… - Джош хотел еще что-то сказать, но парень поднял руку, явно готовясь отдать приказ. И я очень не хотел знать какой.
- Сейчас отрулим! - Я подал признаки разумной жизни, способной к общению, чтобы не подумали, что к ним приплыли два идиота. – Спокойно. Мы все понимаем.
Рука мужчины «в черном» опустилась. Я немного успокоился. Ориентируясь на очертания грузовых катеров и слабое мерцание одиноких ламп на причале, я кое-как добрался до деревянного пирса. Катер с «черными» следовал за нами, не отставая ни на метр. Хозяин патрульного катера следил за каждым нашим движением, и стоило нам оказаться рядом с пирсом, тут же достал рацию и отдал резкий приказ. Что именно она сказал я так и не понял. Возможно пароль, оповещающий, что нашли незваных гостей.
- А теперь оба на пирс. – Он махнул рукой, указывая на небольшую деревянную лестницу. – Все вещи оставите в катере.
Пришлось подчиняться. В конце концов, их пятеро, нас двое. У них оружие, а мы с видеокамерами. Ну да, записать, как нас убивают – самое то. На суде это будет хорошее доказательство, что мальчики, кем бы они ни были, нарушили закон. Вот только найдут ли их, что бы передать суду? Сейчас я как никогда понимал, какую дурость мы сделали, и что военные нашли поистине баранов, которые поверили в отговорки закона. В темноте ночи наш катер налетел на скалу, мы не выжили… Отличное прикрытие. Кто докажет, что это не так?
Джош, кажется, думал так же. По крайней мере, молчал, не нарывался. Если я выживу, точно дам ему в глаз.
Я думал, что забравшись на пирс, смогу получить несколько секунд для отдыха и изучения ситуации, но куда там. С другой стороны пирса оказалась еще одна лестница. Парня в очках, как заправские циркачи взобрались по ней, опередив меня и Джоша, выиграв во времени. Так что стоило нам ступить на доски, как нам заломили за спину руки, и потащили в сторону суши. Хватка у новых знакомых были железная. Так что и наручники не нужны.
От пирса идти было не далеко. Практически сразу же, на берегу, начинались скалы, пронизанные многочисленными пещерами. Поговаривали, что в древности, пираты прятались здесь от преследователей. Романтика прошлого совсем не сочеталась с мерзкой ситуацией настоящего. Нас практически тащили по темным холодным пещерам, не давая даже головы поднять. Впрочем, рассматривать здесь было нечего. Темнота кромешная. Наши бравые ребятки то хоть при приборах ночного видения. А мы? А мы запинались на каждой выбоине, за что получали тычки в спины, с явным намеком шевелиться быстрее. Я путался в поворотах, чувствовал, что начинался подъем, но в какой части пещеры мы сейчас – сказать было невозможно. А потом за очередным поворотом замерцал свет. Вначале слабый, он становился все ярче, и наконец, возрос до силы одинокой лампочки, подвешенной под потолком. После метров темноты она казалась ослепительно яркой. Так что приходилось щуриться. Что, впрочем, не спасало. Глаза все равно слезились.
- Открывай, – главный скомандовал подчиненному, свободному от арестантов.
Где-то рядом щелкнул замок, а затем нас впихнули в небольшую камеру. Дверь закрылась, и по коридору разлетелся шум удаляющихся шагов, многократно размноженным пещерным эхом.
- Ну что, приплыли? - Я сел на пол и потер глаза. Постепенно они привыкали к темноте, можно было различить хотя бы контуры предметов. А если точнее, то контур двери, неплотно прилегавшей в нескольких местах к стене. Два или три слабых лучика света пробивались из коридора.
Именно эти лучики вдохновили Джоша, он так ничего и не ответил, зато сорвался с места и попытался выбить дверь. Ага, как же. На семнадцатом явно поселились не дураки. Готовы они были ко всему, даже к таким странным незваным гостям. Дверь стояла насмерть. Даже односторонний замок не лязгал. Джош сполз на пол, потирая ушибленное плечо.
- Приплыли, друг, - ответил он тихо.
Мое недавнее желание дать ему в глаз куда-то ушло. Вместо него пришла усталость. Да и глаза по-прежнему слезились. Что странно. Давно должны были привыкнуть. Пыли что ли в воздухе много? Я резко вдохнул, полной грудью, и закашлялся.
- Что? – Джош сам пару раз втянул носом воздух. – Су-у-упер…..
Пахло серой.

- Ну что, какие идеи? – Джош нарезал двадцатый круг по камере. Он старался прикинуть все варианты развития событий, но пока ничего дельного не придумал, как и я. Наши телефоны, оставленные в карманах, сеть не ловили от слова совсем. Жучок военных в часах Джоша, тоже отказался работать. Понятно, почему ребята «в чёрном» нас не обыскали. А зачем? Стены глушили любую связь. А особенно стены старого вулкана.
- Им даже убивать нас не надо. – Я прислонился к стене. – Серой пахнет все сильнее. И дышать труднее. Мы тут задохнемся, а все решат, что мы заблудились. Нас просто в пещеру подальше перетащат.
- Ты пессимист, – Джош хмыкнул.
- Зато ты, я смотрю, оптимист в последней инстанции, - я хотел было вскочить и заехать другу пусть даже в ухо, но передумал. Силы следовало экономить. Вдруг что-то случится…
- Тихо! – Джош внезапно ринулся к двери. – Идут.
Я напрягся, прислушался. В коридоре, и правда, слышны были шаги. Не чеканные, как у наших друзей в черных водолазках, а легкие, шуршащие. Но все же шаги. Кто-то шел к камере.
- Значит так, - Джош рванул ко мне, помог встать и подойти к двери. – Как только дверь откроют, нападаем.
Я хотел что-то возразить, но тут щелкнул замок. Подчиняясь желанию побыстрее выбраться из каменного мешка, веря в удачу полностью провального плана Джоша, я рванулся за другом в расширяющийся прямоугольник света. Следующее что произошло – мы врезались в противоположную дверь коридора. Прямо под лампой.
- Не, ну вы и кретины, - раздался где-то рядом знакомый голос.
Я кое как развернулся и ошалело уставился на Дэна. Мой двоюродный братец стоял в нескольких шагах от нас, все еще придерживая дверь нашей камеры.
- Да какой дурак встанет прямо напротив двери? – Дэн хмыкнул, толкнул дверь и она легко и бесшумно закрылась.
- Ты чего тут делаешь? – Джош смотрел на Дэна, словно на пришельца с марса.
- За вами пришел, – Парень пожал плечами. – Так и знал, что вы вляпаетесь.
- Как ты… Какого… - у меня не хватало слов. Хотелось понять, как во всем этом безумном действе оказался завязан еще и Дэн.
- Давай потом, а? – Мой братец повел плечами и прислушался. – У нас есть минут десять, что бы свалить с острова.
- А потом? – Джош все еще смотрел на него расширенными от шока глазами.
- Потом будет жарко… - сказал Дэн и быстрым шагом пошел в темноту коридора.
Я хотел сказать ему, что по темноте далеко не уйдешь, но тут в руке моего братца зажегся небольшой, но мощный фонарик. Парень предусмотрел все. И я очень надеялся, что действительно все.

Мы неслись по пещерам как сумасшедшие. Даже редкие падения на поворотах не замедляли наш ход. Так хотелось на волю, что плевать было на ссадины и синяки. Запах серы становился все сильнее, и это не смотря на близкий выход к морю. Что-то здесь затевалось, и явно нехорошее.
Как только впереди замаячил выход из пещеры, Дэн остановился. Прислушался. Мы невольно повторили его движения. За пределами пещеры было тихо. Только волны шелестели песком на пляже.
- Бежим. – Дэн махнул рукой, и мы со всех ног побежали вперед, вначале на пляж, утопая по щиколотку в песке, затем на пирс. Наш катер сиротливо качался на волнах. Его привязали небрежно, точно зная, что все равно никто сюда не вернется. Путаясь в веревках, стараясь издавать как можно меньше шума, мы готовили наше судно к отплытию. Завелся катер не сразу. Но как только в тишине пляжа раздалось тихое урчание мотора, я испытал уникальное смешанное чувство радости и дикого страха – все, сейчас услышат, выбегут, пристрелят. Но никого не было. Вообще. Даже на огромных грузовых катерах было тихо и пустынно.
- Неужели все там? – Джош прищурившись, смотрел на скалы.
- Ага, там… - Дэн потряс меня за плечо. – Поехали отсюда, и желательно побыстрее.
Просить дважды меня не надо было. Катер рванул с места слишком резко. Чуть не задев ближайший грузовой, мы выехали в море. И только отъехав подальше от острова, успокоились. По крайней мере, мы с Джошем точно. Но не Дэн.
- Валим, - шептал он, словно видя гонящихся за нами монстров.
Я прибавил ходу. А потом случилось действительно нечто невообразимое. Вначале был хлопок. Приглушенный, как выстрел в подушку, но тишина ночи усилила его и разнесла на многие километры вокруг. Затем море всколыхнулось, словно какой-то великан ударил по воде ладонью. Я невольно тормознул, обернулся. И не поверил своим глазам. Семнадцатый остров горел изнутри. Огонь, зародившийся внутри него, рвался наружу, но не мог пробить каменные стены, лишь высвечивался в многочисленных пещерах всполохами.
- Какого… - выдохнул Джош, и осел на дно катера рядом с нетронутым оборудованием.
Я хотел сказать что-то нецензурное, но вместо этого отвернулся от семнадцатого, светящегося кроваво-красным, и на всех парах рванул к нашему родном острову. Меня тошнило, возможно, от того, что надышался сернистыми выхлопами вулкана, недавно взорвавшегося, а может от самого зрелища, и понимания что десятки людей горят там сейчас заживо, а может от осознания, что сам мог там сейчас гореть. Если бы не Дэн…
Я оглянулся, посмотрел на брата. Думал, что он тоже сейчас в шоке, но лицо Дэна было спокойным и немного усталым. Я не рискнул задавать вопросы. В конце концов – будет утро, и все решим. А сейчас мне хотелось домой, к Аннабэл. И забыть эту ночь, как страшный сон.

- Я, правда, ничего не понимаю. Я ему вообще ничего не говорила. – Анна стояла у окна и смотрела на далекое зарево. Сейчас оно напоминало раннюю полоску рассвета.
На часах – пять утра. Пару часов назад к семнадцатому острову начали стаями слетаться военные вертолеты. Выжидали, сразу не рванули. Боялись последствий, замеряли уровень радиации, концентрации ядовитых соединений в воде и воздухе… Луна вышла из-за облаков и сейчас освещала море и редкие запоздалые вертолеты. Приглушала зарево, словно успокаивала.
Мы вернулись домой около часа ночи, а я все никак не мог уснуть. Все ходил по квартире. Меня трясло, и не спасал даже кофе с львиной дозой коньяка. Правильнее сказать – коньяк с ложкой кофе. Я задавал разные вопросы, по три, по четыре раза. Анна отвечала, понимая, что в стрессе, я просто забываю ее ответы.
Дэн и Джош спали. Я им завидовал.
- Тогда как Дэн все узнал? Как понял куда ехать? Как…
- Сядь? – Анна обняла меня за плечи и усадила в кресло. – Я не знаю, как.
Она вновь повторяет свой рассказ. И я, наконец-то, могу немного сосредоточиться.
- Дэн сидел в комнате. Читал что-то. Ну, когда я к нему поднималась, звала на чай, он сидел с книгой за столом. От чая он отказался. А через полчаса влетел в комнату, заявил, что вы в опасности и надо вас спасать. Выбежал из дома. Я за ним. Но по песку я бегаю явно медленнее его. В общем, когда я прибежала на пристань, он уже далеко был. Я даже не знала, что он так с катером умеет обращаться.
- Каким катером? – Я устало посмотрел на жену.
- С катером Джоша… - она внимательно на меня посмотрела.
- Капец….– я посмотрел на пустую чашку и начал хохотать. – Ты представляешь… Мы оставили его на острове. На семнадцатом….
Смех сдавливал грудь. Он шел спазмами, позволяя выплеснуть напряжение последних часов. Анна кое-как вывела меня на улицу, где я и успокоился. Около шести утра я все же уснул.

Это был странный и очень реалистичный сон. В какой-то момент я даже начал сомневаться, что сплю. Я шел по пляжу. Нашему родному пляжу, в сторону аммонитового грота. Была та часть ночи, когда темнота уже начинает уставать, сдавая позиции далекому еще свету. Странные молочные сумерки. Правда, я сомневался, что свет идет от близкого рассвета. Скорее уж луна старалась показать, что и она может быть ровней дневному светилу.
Я шел по песку легко и быстро. Так в реальности ходить просто невозможно. Я и сам не знал, куда иду, просто ноги несли в сторону грота. А точнее – к камням, оставшимся после обвала, тем, что оказались в море, в нескольких метрах от берега. Довольно большие валуны, на которые можно взобраться во время отлива. Сейчас как раз был отлив, правда, в самом своем завершении. Волны становились сильнее, все больше заливая камни. На одном из камней стоял человек. Знакомая фигурка, с вечно растрепанными волосами.
Я хотел позвать Дэна, но не смог. То ли сил не хватало, то ли желания отрыть рот.
Брат стоял и смотрел на луну, чуть запрокинув голову вверх. В лунном свете его одежда и волосы казались посеребренными, и от этого какими-то сверхъестественными.
Позвать брата я не мог, но зато вполне мог подойти поближе. Не страшно было намокнуть. Сон ведь. Я вошел в воду и удился, насколько она реалистична. Холод ударил по ногам, но не выбил из сновидения.
Чем ближе я подходил к камню, тем больше замечал странностей в облике брата. Во, первых, его волосы, не смотря на всю их растрепанность, не двигались. Как и одежда. Словно полный штиль зафиксировал их, не желая изменять положения, считая его идеальным. Во-вторых – серебряное сияние, исходящее от одежды. Оно было с теневой стороны. Лунный свет не попадал на ту часть брюк и куртки парня, что сейчас казалась обильно усыпанной серебром.
Наперекор волнам, я шел вперед, всматриваясь, пытаясь понять. И когда вода достигла пояса, я смог рассмотреть. И увиденное заставило меня замереть на месте, зачарованного и сбитого с толку.
Их было много. Очень много. Сотни, тысячи мелких ракушек, похожих на серебряные чешуйки, меньше ногтя по размеру. Они вылезали из воды, ползли вверх по камню, на котором неподвижно, словно статуя, стоял Дэниэл. С камня они перебирались на обувь и одежду Дэна, медленно, но уверенно продолжая свой путь вверх, к его рукам и лицу. На моих глазах ровным серебристым переливающимся наростом покрылись его брюки, затем пальцы. Серебристое сияние подбиралось к груди парня. И тогда я не выдержал.
- ДЭН! – Откуда только голос прорезался. Я орал как сумасшедший, чувствуя, как нарастает в душе паника. Даже во сне я боялся за него.
Он медленно обернулся на мой крик. Мелкие ракушки уже успели захватить его рубашку и теперь ползли вверх по шее, на лицо. Дэн смотрел на меня, спокойно улыбаясь. Он ничего не боялся, словно знал, что так все и будет.
- Все хорошо, - сказал он, ровным тихим голосом. И не смотря на шум моря, я четко слышал каждое его слово.
Ракушки притушили свое сияние, словно боясь соревноваться с глазами Дэна. Его лицо ровным слоем покрывала тонкая серебристая чешуя. Оно еще оставалось человеческим, но уже начинало меняться. Прежними оставались только светлые глаза. Словно звезды.
Я рванулся вперед, поскользнулся на камне, скрытом от меня темной водой и полетел вниз. Волна накрыла меня, толкнула в грудь… И я проснулся. Лежа на полу своей спальни.
За окнами в самом разгаре стоял солнечный ясный день. Анна, видимо уже давно ушла на кухню, готовить нам завтрак… Или уже обед. Хотя я бы не удивился, если бы дело шло к ужину.

Дэна я нашел на крыльце. Он сидел и смотрел на море. Я хотел задать ему пару вопросов, но не успел. Со стороны грота выехали три катера. Два военных, а третий – совсем небольшой, знакомый. Джоша. И когда только успевают события разворачиваться?
Мой друг сам пригнал катер к пристани. Когда мы подошли, он уже чем-то рассмешил военных – трех рослых парней в камуфляже. Завидев меня и Дэна, военные выпрямились, хорошо еще честь не отдали. Дэн хмыкнул.
- Рады, что вы в порядке. – Один из военных протянул мне руку. – После всех ночных событий мы правда этому рады.
- Рады, что мы не сдохли там, а то вам бы по шее настучали? – Честно спросил я гостей.
Военный кашлянул. Джош бросил на меня укоряющий взгляд.
- Вам напомнить, что вы сами дали на это согласие? – Наконец спросил военный.
- Не надо, я и так понимаю что дурак, – я пожал плечами. – Ну, так что, выяснили, что там случилось? Какой груз везли?
Военные молчали долго. Джош внимательно смотрел на них. По всей видимости, с ним тоже не поделились информацией, просто катер вернули.
- Вам не понравится ответ, - наконец сказал все тот же военный. Кажется, он сегодня был ответственным за речи и объяснения.
- Проверим? – Я кивнул в сторону дома, приглашая пообщаться в более спокойной обстановке.

- Там, и правда, был вулкан, - главный группы один пошел с нами. Двое его коллег остались в своих катерах. Сейчас мужчина сидел на диване, пил чал, и вид у него был измученный. Было даже жаль его.
- Правда, вулкан не самый обычный. Помните десять лет назад стали находить старые могильники, непонятные захоронения, вскрывать алтари с явным намеком на поклонения… эм, существам ранее нам неизвестным. Сами не можем понять, откуда они появились. Словно специально стали находиться. Словно кто-то им позволил найтись. Так вот…. Семнадцатый остров – одно из таких капищ. И если вы думаете, что после обнародования информации о таких алтарях не стали появляться адепты новой, непонятной религии, то ошибаетесь. Полезли словно дождевые черви из влажной земли. То поодиночке, то группами. Стали ставить охрану – бесполезно. Все равно прорываются. Мало того, приверженцы новых идей, начали устраивать на раскопках и развалах ритуалы, а в последнее время так еще и жертвоприношения. Благо хоть люди от этого не пострадали. Мы надеялись, что хоть Плеяду эта зараза стороной обойдет. Но нет… Раньше нас прознали о вулкане. Словно почувствовали.
Меня невольно передернуло от его рассказа. Вулкан. Капище. Адепты. Мир с ума сходит?
- Так что было на катерах? – Дэн первым из нас задал вопрос. И судя по его взгляду – он догадывался, что ему ответят.
- Животные. – Военный сглотнул, прежде чем ответить. – Тринадцать видов. Каждый вид – самец и самка. Все под транквилизаторами. В ящиках. Их просто принесли в жертву…. Нашли где вулкан еще курился, щель в глубокой пещере и скинули туда… Всех….
- Господи, – Анну трясло. – Зачем?
- Верили, что пробудят своего… бога. А он взял, да не просто пробудился, а еще и своих адептов принял за пищу.
- Думаете, что там кто-то… пробудился? – Я уставился на военного, не веря своим ушам.
Мужчина молчал несколько минут. Но потом все же досказал:
- Слишком странная активность для вулкана. Да еще всплеск энергии… Странный. В общем… Мы пока склоняемся к версии пробуждения. Возможно первого, и к счастью неудачного. Ему не хватило жизненных сил, не смотря на столько загубленных душ.
Анна положила руки мне на плечо. Ее трясло, пусть не явно, но пальцы дрожали.
- Так что же теперь… - Джош подал голос. – Выходит, религия, да вся наша жизнь – изменится?
- Нет. Пока. – Военный встал. Поставил чашку на стол. – Это не более чем человеческая глупость. Они пробудили вулкан взрывчаткой, стараясь скрыть следы контрабандного перевоза животных. Только и всего. И знаете... Лучше вам пока верить в эту версию. Ради вашего же спокойствия. И ради вашего же блага… Молчите о том, что здесь было. Не мне вам говорить о том, какая паника может подняться от лишнего слуха. И как быстро мы можем убрать этот лишний источник слухов.

День прошел словно во сне. Мы разбрелись по своим комнатам и вместе собрались только за ужином. Если молча. Каждый думал о своем. После еды устроились в гостиной, возле камина. Даже Дэниэл не ушел к себе. Это радовало. Значит, готов к разговору.
- Дэн, - я понимал, что тянуть дальше некуда. Вопросы давили на сознание. – Как ты нас нашел? Ведь никто не говорил, где мы? Как ты понял, что нам нужна помощь?
Он молчал несколько минут. Словно собираясь с мыслями. А потом начал объяснять:
- Я днем еще спускался к тебе в подвал. Увидел там планшет с картой. На ней точки. Ваши пункты. Вначале не понял, что к чему. А вечером, как вы уехали… Ну я просто почувствовал, что вы в опасности, и все.
В комнате повисла тишина. Дэн смотрел меня так, словно умолял поверить в его рассказ. Анна вздохнула, по всей видимости, радовалась, что обошлось без очередной порции мистики. Я и сам понимал, что все так и могло быть…. Но Джош не верил.
- Хрень. – Он внимательно посмотрел на Дэна. Мой брат сразу как-то поник, отвел глаза в сторону. – Я забрал планшет сразу после разговора. Видеть ты его не мог. Подслушать тоже. Двери слишком плотные. Да и все время ты был у себя. Это я у Анны узнал. Ты не знал, куда мы едем. До вечера не знал. А потом как-то понял.
Дэниэл молчал. Смотрел, как пляшут огоньки на деревяшках за каминной решеткой.
- Дэн? – Анна села рядом с ним, надеясь поддержать.
- Вы мне все равно не поверите, – сказал он и вздохнул
- Попробуй объяснить, – я ободряюще улыбнулся брату. – После всего, что вчера… и сегодня было. Может, твое объяснение будет вполне логичным.
Дэниэл молчал несколько минут. А потом вытащил из кармана уже знакомый драконий камень.
- Все из-за него, - сказал парень. – Вы уехали, а я все пытался найти в книгах его описание. Хоть одно упоминание. Интернет молчит о таких камнях. Только легенды да сплетни. Было почти одиннадцать, когда меня к нему потянуло. К камню. Я сам не понял зачем, но положил его на стол и стал смотреть в центр спирали. А потом... Как видение. Ударило в голову. Я видел все. И ваш разговор в подвале, и как вы добрались до острова, и как вас поймали… И что будет если вам не помочь. И как добраться… Что сделать. Все. Он все мне показывал.
- Кто? – Не понял Джош.
- Камень, - Дэн сжал свою находку в кулаке. – Он просто показывал. Сразу в сознание переносил картины. И было не страшно. И сейчас не страшно. Я просто встал и пошел. Я знал что делать, куда ехать, как управлять катером. Камень направлял.
- Ты уверен, что это был камень? – Анна коснулась его руки, провела пальцами по сжатому кулаку.
- Да. – Дэн кивнул.
- Чудно! – Джош встал и пошел к выходу. – Вначале сектанты с жертвоприношением, теперь Дэн стал пророком камня. Не, ребят, с меня хватить. Извините если что не так, но мой мозг не может переварить сразу столько информации. Так что я, пожалуй, спать!
Когда он ушел, мы еще долго не могли продолжить разговор. Наконец, я не выдержал:
- Такие камни не зря называют особенными. Может он как передатчик, поймал энергию от жертвоприношения, передал тебе как информацию, или….
- Ты мне не веришь, да? – Спросил Дэн. Голос его был спокойным, он смотрел мне в глаза. И от его взгляда мне стало не по себе.
- Да, прости, – я отвернулся.
- Я понимаю, – Дэн встал и тоже пошел к выходу из комнаты. – Сложно в такое поверить. Джош прав. Мозг не может сразу справиться со всеми событиями. Давайте спать. Завтра будет проще смотреть на вещи.
Он ушел. А мы с Анной еще сидели и смотрели на догорающее пламя. Что-то менялось вокруг нас. Что-то ломалось. Что-то невидимое. И от этого было жутко.

Ночью мне, слава Богу, ничего не снилось. Я проснулся бодрым и отдохнувшим. Не смотря на то, что легли спать мы далеко за полночь. Атмосфера в доме была не ахти. Все молчали, удрученные недавними событиями. Так что мое предложение устроить пикник в гроте все приняли пусть не с воодушевлением, но хотя бы спокойно. К обеду, собрав корзину с едой, мы вышли на пляж. Где-то на горизонте намечались серые тучки, явные предвестницы дождя. Но мы не ожидали, что нас они догонят так скоро. Первые капли упали на песок, когда мы почти достигли грота. Где-то справа еще золотили поверхность моря солнечные лучи, последние, перед наступлением дождевых сумерек, а слева уже назревал ливень. Мы сидели под естественным каменным навесом сопки и жевали бутерброды. Разговор завязался сам собой. Причем тему выбрали далекую от событий прошлых дней.
- Я еще в школе был, когда наш физик показал нам фокус, - Джош порылся в карманах и вытащил довольно крупную монету старого образца. – Монетка на выигрыш, называется. Одна сторона утяжелена и естественно, падает монетка всегда на нее. Так что, зная фокус, можно всегда быть в выигрыше.
- А здесь какая сторона выигрышная? – Дэн явно заинтересовался монеткой.
- Орел. – Джош подбросил монету и она упала на камни, орлом вверх, подтверждая его слова. – Решка утяжеленная.
Он несколько раз повторил фокус, но монета упорно ложилась орлом вверх.
- Дай попробовать! – Дэниэл забрал монету у Джоша и сам начал подбрасывать ее в воздух, поддевая большим пальцем.
- Ну так вот, - Джош довольно улыбнулся, - я так одного товарища на работе развел на дорогой коньяк…
Досказать он не успел. Дэн издал звук, напоминающий то ли всхлип, то ли стон. Мы резко развернулись в его сторону и замерли, не зная, что делать. Дэниэл стоял в нескольких шагах от нас. Видимо встал, что бы удобнее было ловить монету. Но сейчас в этом необходимости не было. Монета зависла над его ладонью, в нескольких сантиметрах от кожи. Мерно переливаясь в тусклом свете, она замерла между небом и землей, не желая двигаться.
Джош первым пришел в себя.
- Это какая-то аномалия, из-за вулкана…. – прошептал он, наконец, сделав осторожный шаг к Дэну. Парня заметно трясло, но с места он не двигался, словно боясь упустить монету.
- Ребят… - Анна дернула меня за рукав, и указала на море. Голос ее был хриплым от волнения.
Вначале я даже не понял, на что она указывает. Но потом сообразил… И, честно говоря, ужаснулся. Дождь замер. Все капли висели в воздухе, неподвижные. Как монета над рукой Дэна.
- Почему я…. – прошептал Дэн.
Я медленно перевел взгляд с замершего дождя на брата. Он смотрел на меня. В глазах его был страх.
- Помоги мне… - простонал он, и тут его рука дернулась. Монета пришла в движение. Пролетев мимо руки Дэна, она упала на камни с легким звоном… Решкой вверх. И в следующий момент на нас обрушился шум падающей с высоты воды. Миллиарды дождевых капель в едином порыве рухнули на землю. Дождь превратился в ливень.
Дэниэл стоял посреди грота напуганный. Часто дышал. Мы молчали.
В тот день я впервые видел Дэна плачущим. Он сидел на камнях, уткнувшись носом в мое плечо, и только иногда вдыхал. В тусклом свете пещеры было видно, как текут слезы по его щекам. Но ни единого звука кроме редких вздохов он не издавал.
- Это истерика, - констатировал Джош.
Через несколько минут Дэниэл успокоился. Анна заставила его выпить почти половину термоса сладкого чая. Заставила бы и больше, да остальное мы употребили еще в начале пикника. Кажется, брату было немного стыдно за слезы, но никто из нас, не стал бы его винить.
- Кстати… - Джош сел рядом с Дэном, протянул руку.
Дэн удивленно протянул свою. Пальцы переплелись в рукопожатии. Джош откашлялся, и завершил начатую фразу:
- Я так и не успел сказать спасибо за наши спасенные жизни. Я понимаю, мы два идиота, влезли в авантюру, но ты нас спас. Так что, мы… Ну, как минимум, я. В общем. Спасибо!
До меня только сейчас дошло, что я момента нашего возвращения с семнадцатого острова, я так и не поблагодарил Дэна за свое спасение. Не важно, как, но он нас вытащил. Если бы не он… Они бы с Анной сейчас сидели на наших поминках.
В порыве эмоций я обнял Дэна за плечи. Он был явно смущен, но пережитый стресс еще гулял в крови.
- Да ладно… - Он вздохнул. – Пошли домой. Я не против под дождем пройтись.
Мы промокли до нитки, но были довольны. Прежде чем свернуть с пляжа, Джошу приспичило окунуться в море. Дэн последовал за ним.
- Да что им будет. И так мокрые, – пожала плечами Аннабэль.
- Я туда не полезу, - заявил я, словно был следующим кандидатом на купание.

Словно подчиняясь негласному договору, с момента выхода из грота мы случившееся больше не обсуждали. Каждый сам обдумывал недавние события, переживал их. Тем не менее, не желая оставаться наедине с мыслями. Так что весь вечер мы провели в гостиной. Анна нашла на чердаке коробку настольных игр, шарад и прочих радостей для больших и небольших компаний. И впервые за последние годы я совсем не хотел ворчать на Дэниэла. Неужели нам нужен был такой стресс, что бы понять, что мы семья, друзья, близкие люди? Пусть и разные в чем-то.

Сон пришел под утро. Обрушился на мои плечи, утянул за собой в уже знакомые пейзажи: залитый лунным светом пляж, сопки, с северным краем, словно обрубленным, слизанным ветром и волнами. Знакомую фигурку я заметил на самом верху сопки. У края обрыва над гротом. Как вообще смог разглядеть – непонятно. А как смог добраться до вершины сопки, через кустарники и невысокие деревца за считанные минуты – вообще загадка. Хотя, это же сон.
- Дэн, - я позвал брата, - Ты ж не думаешь прыгать?
- Я.. Не знаю. – Дэниэл обернулся ко мне, и я вздохнул с облегчением. Чешуи на коже у него не было. Видимо сегодня мелкие ракушки и их обитатели решили не украшать моего брата.
- Не знаешь? – Я удивился. – Ты в курсе, что разобьешься, если прыгнешь? Десятки метров вниз, а там камни. Сразу и насмерть.
Он рассмеялся мне в ответ. Не грубо, не насмешливо, просто рассмеялся.
- Не разобьюсь, – он поманил меня к себе и сам сел на край обрыва. Я устроился рядом. В конце концов, это же сон.
Мы молчали несколько минут, а затем, Дэн заговорил.
- Я не все рассказал про камень. Просто когда я увидел вас, там, в пещерах, он еще и заговорил со мной. Ну, камень. Я четко слышал голос, и думаю, что камень он как передатчик. Он ищет нужного человека, подходящего, и помогает ему раскрыть свои способности. Это сложно. Я вот вчера испугался днем, когда случилось все это, с монетой. Думал выкину камень, зачем мне такие проблемы… Но вечером, когда пошел спать, не выдержал. Я снова посмотрел на него. И мы поговорили. Теперь я знаю, что должен уйти. С ними. Они меня искали. Долго. Так надо.
Сказать, что я был в шоке, значит, ничего не сказать.
- Куда уйти? С кем?
- С драконами. Они тоже вроде как… божества. Рождаются в свете луны, звезд, солнца, следят за равновесием в природе. Гоняют всяких злых. С ними хорошо, я теперь это чувствую.
- Стоп! – Я схватил его за руку. – Какие злые? Какие еще драконы? Я понимаю, что во сне всякая чушь мерещится, но это уже явно перебор!
- Это не сон, – Дэн освободил руку, мягко, но настойчиво. – Это подсознание. Из-за родственных связей я могу тебе сюда затащить, что бы поговорить. Я уже все решил, извини. За помощь надо платить. Я спас вас, они мне помогли. Значит надо отдать им долг.
Он встал и прошелся вдоль обрыва.
- Это точно какое-то сумасшествие, – я нервно хохотнул. – Мы только начали нормально общаться, и ты уже решил свалить?
Дэн ничего не сказал, просто покачал головой. Сон переставал мне нравиться. Я хотел вернуться в свою реальность и нормально доспать ночь.
- Знаешь, я пошел домой. – Я встал, и начал искать спуск с сопки. – И будь другом, завтра утром разбуди меня на завтрак.
- Боюсь не получится, - услышал я голос брата, развернулся, чтобы ответить…
Последнее что я помню из сна, как Дэниэл стоящий спиной к обрыву делает шаг назад, раскинув руки в стороны, словно падая в мягкую пуховую перину. Он улыбался, счастливо и безмятежно.
А потом меня выбросило из сна. Я проснулся, сел в кровати, пытаясь понять, где же грань между видением и явью. Анна сонно потянулась, чтобы меня обнять. И если во мне и зрели подозрения, относительно Дэна, то сонное очарование моей жены выбило их из меня. Это был всего лишь сон…. Но как я сейчас сожалею, что не побежал в спальню брата, не узнал, как он. Может и правда, все было бы по-другому?

Утром Дэниэл к завтраку не вышел. Джош предложил не тревожить парня, мол, стресс и все такое. Но когда он не спустился к обеду, Анна заявила, что это уже прямое неуважение к ее кулинарным талантам и лично пошла его будить. Вернулась растерянная и подавленная. Дэна в комнате не было. И судя по всему – не было с ночи. Окно на распашку, по-видимому, через него он и выбрался. И где сейчас – не понятно.
- Бродит по острову, - предположил Джош и пожал плечами.
А у меня в душе всколыхнулась волна страха.
Дэн не появился к ужину. Прихватив фонарики, мы до полуночи обыскивали остров, метр за метром. Искали все возможные следы. Но ничего не нашли. Ни единого намека на его присутствие. В субботу утром мы вызвали военных.

- Вертолеты обыскали все воды, и ничего. Соседние острова опрошены. Там его не видели. – Уже знакомый нам мужчина в камуфляже вновь сидел в нашей гостиной. – тела тоже не нашли...
Не этих словах Анна всхлипнула и убежала на улицу. Кажется, никто из нас не мог поверить в такой исход.
- А острова под номерами? - Джош искал все возможные варианты.
- Там до сих пор стоит патруль. Да и на чем бы он туда приплыл? Ваши катера на месте. Если только прилетел, но это уже простите….
Военный, извиняясь, покинул наш дом. Джош, чертыхаясь, ушел искать Анну, а я сидел в кресле и думал, думал. Слова военного заставили меня вспомнить, тот сон, в ночь, когда мой брат исчез.
Был вечер воскресенья. Почти сумерки. Над морем висела последняя в этом месяце полная луна. Уже завтра она начнет убывать, а потом и вовсе исчезнет на пару ночей. На пару абсолютно темных ночей. Когда все темные мысли, все темные чувства вылезают из наших душ. И кто тогда подарит нам свет?
Свет. Светящиеся чешуйки-ракушки, вылезающие из моря. Лунный свет, заливающий обрыв. Я вдруг четко вспомнил все свои сны. Что говорил Дэн в последнем?
На кухне Джош успокаивал Анну. Я слышал обрывки их фраз, кажется, он говорил, что надо поспать. И правильно. Вам надо поспать. А мне надо кое-что проверить.
До подножия сопки я добрался довольно быстро, не смотря на песок. Луна заливала окрестности своим нежным светом. Четкие контуры стирались, оставались лишь светлые очертания. Этого было вполне достаточно, что бы увидеть дорогу. Я рвался вверх по склону через кустарник, мимо низеньких деревьев. Цеплялся руками за все что мог, сдирал кожу в кровь, но рвался вперед. Мне надо было добраться до обрыва.
На вершину я вполз, задыхаясь и кашляя. В глазах темнело и лишь через пару минут я смог прийти в себя. Здесь было совсем не так, как во сне. Никакой тишины. Ветер метался на самой верхней точке острова, гудел, сгибал траву и низкие кустарники. Я не сразу заметил, что есть в дикой природе нечто неместное, чужеродное. В свете луны кусок ткани, почти на самом обрыве, заметить было сложно. Но я заметил. Подполз практически вплотную к краю, боясь свалиться, схватился за темную ткань, и отполз обратно, в безопасность переплетений трав и кустов.
Кусок ткани оказался до боли знакомой рубашкой, порванной четко в районе лопаток. Несколько дырок было и на рукавах. Создавалось впечатление, что ее очень быстро сбросили, словно освобождаясь от тяжелой ноши.
- Дэн… - я сидел на земле и плакал, понимая, что ничего уже не вернуть. То, что так хорошо начиналось, было лишь прощанием. С ткани рубашки соскользнули уже знакомые ракушки-чешуйки. Несколько мелких, пустых домиков. Мне было больно и тоскливо, но уйти я не мог. Так и сидел, сжимая порванную рубашку, пока не уснул.

Я уже понимал, что это сон. Что я проснулся не в реальности. Но мне было все равно. Луна была раз пять больше чем обычно. Огромным серебряным диском она висела над морем, но было в ней что-то странное.
Я не сразу понял, что на фоне ее двигаются тени. Десятки теней, при более близком рассмотрении оказавшихся крылатыми. Я встал на ноги, не веря собственным глазам, неуверенно подошел к краю обрыва. Ветра больше не было, воздух был спокойным и ровным. И я смог рассмотреть тени. И даже не тени, десятки силуэтов. Человеческих силуэтов с крыльями. Голова шла кругом.
Из общей массы странных существ отделилось одно. По сравнению с другими, крыльями оно махало не так уверено, словно получило их совсем недавно. Чем ближе было существо, тем сильнее болело сердце.
- Дэн, - я закричал так громко как мог, надеясь, что он услышит.
Он слышал. Он был достаточно близко, что бы я мог его рассмотреть. Мой брат изменился, хотя и оставался пока еще человеком. Не считая кожистых крыльев за спиной, Дэниэл обзавелся небольшими наростами на руках и груди. Сейчас он и правда напоминал что-то среднее между человеком и крылатой ящерицей. Но главное изменение было в другом. Его глаза стали более темными, глубокими, спокойными. Он не узнавал меня, хотя я и был ему любопытен. Он и сам не понимал, почему.
Последний импульс, связывающий двух родственников. И он тоже гас. Я чувствовал, как меня выкидывает их этого спокойного мира, где нет ветра, и не появилась еще боль осознания утраты.
- Дэн! - Я позвал его вновь, но он только отвернулся и, сильно взмахнув крыльями, полетел туда, где в свете луны резвились его новые друзья. Его новая семья. Я очень надеялся, что хотя бы с ними ему будет хорошо.

Я проснулся от того, что замерз и продрог до костей. Утренняя роса пропитала мою одежду, осела на волосах и ресницах. Я открыл глаза, стряхивая остатки сна. Хотел встать, но тут почувствовал под ладонью что-то холодное, ребристое. Я поднял руку и сел. На земле рядом со мной лежал драконий камень, разломанный ровно пополам. Было похоже, что из него кто-то вылупился. Как из яйца.
Порванная рубашка исчезла. Возможно, пока я спал, ее унесло ветром в море. Я так и не смог найти. Как не нашли и тело Дэна. Первая боль утраты, ударившая по всем нам, постепенно утихла, оставив место для тоски и грусти.
И вот я собрался с мыслями, что бы написать это письмо. Получилось длинно, скорее всего, путано, но я старался рассказать вам всю правду. Очень надеюсь, что вы не примете мой рассказ за бред сумасшедшего. Сейчас мне просто не с кем поделиться. Вы единственный, кому я рискнул рассказать, что же на самом деле произошло в ту неделю полнолуния.

20 ноября 2013 – 10 января 2014
Санкт-Петербург-Южно-Сахалинск



[J]Асфальтоукладчик[/J], солнце, спасибо за иллюстрацию)))

   

Город Тысячи Имен

главная